Театр "Пиано"

Тихая песня о главном

«ПИАНО» - ТЕАТР ПАНТОМИМЫ ПРИ НИЖЕГОРОДСКОЙ ШКОЛЕ-ИНТЕРНАТЕ ДЛЯ ГЛУХИХ ДЕТЕЙ. ЗДЕСЬ ГЛУХИЕ ДЕТИ ОСВАИВАЮТ ДВИЖЕНИЕ, РИТМИКУ, ЭЛЕМЕНТЫ ТАНЦА, КЛОУНАДЫ, КЛАССИЧЕСКОЙ ПАНТОМИМЫ, ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ И БУТАФОРСКОЕ ИСКУССТВО, «СЧИТЫВАЮТ МУЗЫКУ» С ХУДОЖЕСТВЕННЫХ АЛЬБОМОВ. ЗА ПОЧТИ 2О ЛЕТ ЧЕРЕЗ ДВЕРИ ТЕАТРА ПРОШЛО НЕСКОЛЬКО ПОКОЛЕНИЙ ВОСПИТАННИКОВ, И СЕЙЧАС ЗДЕСЬ ЗАНИМАЮТСЯ УЖЕ ДЕТИ ТЕХ «АРТИСТОВ», КОТОРЫЕ НАЧИНАЛИ СВОЮ ТЕАТРАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВМЕСТЕ С РОЖДЕНИЕМ «ПИАНО.

Театр достойно представлял Россию и Нижний Новгород на 30 крупнейших международных театральных фестивалях и конкурсах в 10 странах мира, в том числе в Англии, Дании, Турции, Швейцарии, Германии, Финляндии, выступал на сцене Московского ТЮЗа, в Концертном зале «Россия», принимал участие во Всемирном конгрессе глухих «DЕАFWАУ», проходившем в 2002 г. в Вашингтоне, его зрителями были представители более 100 стран-участниц, собравшиеся в знаменитом Кеннеди-центре. Несмотря на то, что коллектив театра состоит из глухих детей, «ПИАНО» никогда не стремился к участию в специализированных фестивалях для людей с ограниченными возможностями. А в январе 2005 года театр-студия «ПИАНО» получил премию Мемориального фонда Джереми Джака за бескорыстное служение людям и в знак признания значительного вклада в развитие благотворительности в России.

На сцене «ПИАНО» - детский театр. «ПИАНО» - театр, где играют дети. Играют для детей и для взрослых, но в первую очередь для себя. Они не играют в сам театр. На сцене проживают десятки жизней - предметов и природных явлений, растений и животных, жизни людей - разные характеры и разные судьбы.

Эта сцена - двери в мир, в котором каждый из актеров может стать кем угодно: моряком и дрессировщиком, садовником и фокусником. «Ограниченные возможности слуха» на сцене «ПИАНО» перестают быть непреодолимым барьером, глухая стена истончается до марлевого занавеса, которым юные мимы играют, как ветер осенним листом, паутиной, облаком... Ведь мимика и жест - универсальные средства общения для тех, кто говорит на разных языках. И для тех, кто не говорит, тоже. Эти дети без слов рассказывают о самом главном, ведут за руку туда, где одним жестом можно превратить зиму в лето, а печаль в радость, где исполняются желания и сбываются мечты. Поэтому неспособность озвучить мысли и чувства не мешает общению, самовыражению, взрослению. Они понимают друг друга, а зритель понимает их.

В мире, параллельном сцене, эти факиры и волшебники - обычные воспитанники обычного интерната, Типовое здание вдалеке от шумных центральных улиц, зеленые насаждения за неплотной металлической решеткой. Сотни подобных домов живут своей обособленной жизнью, не смешиваясь и не вмешиваясь в жизни рядовых людей, если, не дай бог, не случится с кем несчастья. Здесь все двери похожи, и за ними - типовые классы, спальни, игровые со стандартным набором кубиков и пластмассовых кукол. И, к сожалению, далеко не во всех таких приютах существуют особые двери, позволяющие заглянуть в обычный мир, увидеть и узнать других людей. Вот почему тем, кто вырос в этих домах, ток хочется, и в то же время ток страшно оказаться «за периметром», среди десятков тысяч незнакомых людей. Чтобы жить равным среди равных, быть одним из многих и оставаться самим собой.

Сформировалась острая проблема социальной отчужденности инвалидов, особенно воспитывающихся в закрытых специальных учреждениях - так полагают специалисты. Отсутствие условий для активной и полноценной социальной деятельности людей с инвалидностью, ограниченность выбора профессий неизбежно ведут к изоляции, отделяют и отдаляют их от других, не только дальних и незнакомых, но и родных и близких с детства и на всю жизнь.

В большинстве случаев даже бесспорный талант не даёт преимущества для социальной реализации. Это связано не только с отсутствием специальных программ инклюзивного (интегрированного) образования, но в большой степени - с отсутствием у большинства молодых инвалидов позитивного опыта совместной деятельности в социуме. Впрочем, и само общество оказывается неподготовленным к общению с инвалидами.

И дело не столько в том, что обучение дактилю, языку жестов или письму по Брайлю, которым пользуются незрячие, не входит в общий курс средней школы, а скорее в психологическом аспекте восприятия и принятия в свой круг людей с ограниченными возможностями. Потому что внешний мир весьма жёстко поделен на зоны, и доступ на территорию если не ограничен формально, то в большинстве случаев затруднен. Стоит кому-то занять «стандартную" нишу, как он тут же чувствует себя незваным гостем: специального приема с учётом особенностей слуха, зрения, передвижения и мировосприятия для него никто не приготовил.

И ему останется лишь искать дверь туда, где его примут. Туда, где возможности ограничиваются лишь желанием каждого быть открытым и понимать других. Такая особая дверь ведет на сценическую площадку «ПИАНО» - прямо из школьного коридора ты попадаешь в театр, и сцена ждет тебя.

Идея противопоставления мира глухих миру слышащих впитывается глухими детьми с детства, и обычные воспитательные учреждения только усиливают эту предубежденность. Основная задача «ПИАНО» - создать условия, при которых талантливые дети лишенные слуха, имели бы возможность полноценной творческой деятельности НА РАВНЫХ и ВМЕСТЕ со своими слышащим сверстниками. Руководителями театра разработана авторская программа, включающая в себя обучение детей театральным дисциплинам, а также активное участие труппы театра в концертах, фестивалях, конкурсах, где люди с ограниченными возможностями специально не выделяются среди участников и зрителе, а общение происходит на творческом уровне. По сути, театр «ПИАНО» - экспериментальная площадка, где отрабатывается уникальная по форме и содержанию методика эстетического образования и воспитания глухих детей. И этот эксперимент успешно длится с 1986 года.

Театр «ПИАНО» включен в Единый республиканский реестр российских театров. В репертуаре - авторские спектакли, концертные программы в жанре пантомимы, танца, клоунады. Став лауреатом 30 международных театральных фестивалей в 10 странах мира, театр получил международное признание. Телевидение Германии сняло о театре несколько фильмов. «ПИАНО» связан общими креативными проектами с театрально-педагогическими центрами России, Европы и Америки, среди его партнеров - школа Сергея Казарновского «Класс-центр» (Москва), Союз любительских театров Германии (ВАD), Галлаудецкий университет для глухих в США и др.

С сотворения мира человечество реализует по отношению к детям одну-единственную программу - пытается научить жить счастливо. Только ориентация на эту программу имеет смысл, и только в ясном и ответственном осознании этой цели педагогические амбиции не опускаются до уровня рискованного эксперимента. Так считают режиссер театра Владимир Чикишев и художник-постановщик Марина Чикишева. «Рассматривая нашу программу как часть многовекового общечеловеческого духовного поиска, претендовать на некую абсолютную новизну в подходах было бы, по крайней мере самоуверенно, - говорит Марина Чикишева. Обращаясь к форме и приемам ведения занятий с детьми, нужно сказать, что мы ориентированы на общечеловеческие, прописные, можно сказать, истины. Например, какие бы слова ни говорили взрослые детям, реальное воздействие оказывает конкретный поступок и реальное поведение педагога.

У нас и средство, и метод общения - это театр, игра. А игра - образ взаимодействия с миром, который ребенком достаточно освоен. Именно играя ребенок проявляет весь свой потенциал, развивает его и совершенствует. Наша задача - предложить игру, которая точнее сориентирует ребенка в собственном развитии и проявит всю прелесть ведения диалога с людьми. Игра обязательно должна быть интересной, заманчивой, не менее интересной, чем та, в которую дети играют сами». Кто же они - педагоги? Откуда берутся они, так тонко понимающие детскую душу, умеющие говорить на языке жеста, владеющие искусством игры или умудрившиеся не растерять в процессе взросления природный талант играть, дарованный каждому в глубоком детстве, но исчезающий с годами, как шагреневая кожа?

Начнем с того, что таких театральных педагогов нигде не готовят, по крайней мере - в России. Поэтому ПИАНО готовит своих воспитанников не только к актерской деятельности, но и к интенсивной педагогической практике, которая включает в себя общение с глухими детьми и со слышащими, со студентами и с педагогами. Сегодня педсостав «ПИАНО» - это четыре специалиста. Данила Чикишев - сын Владимира и Марины - старше самого театра на два года. В буквальном смысле он вырос вместе с театром. Данила прекрасно владеет языком глухих, знает особенности их психологии и является, по сути, для своих глухих партнеров проводником в мир, звучащий не только русской, но и английской речью. Женя Валуев - неслышащий педагог театра «ПИАНО». Абсолютно владеет методикой и практикой, тончайшим образом чувствует глухих детей. Этот уникальный дуэт олицетворяет собой сам принцип взаимодействия внутри коллектива «ПИАНО» и взаимоотношений с внешним миром, обществом. Движущая сила этого принципа - любовь, внимание, доверие, профессионализм.

Родители театра - Владимир и Марина Чикишевы. Жанр их 20-летней связи с «ПИАНО» не театральный роман, а педагогическая поэма. «Самый главный вопрос для нас сегодня - как научить наших воспитанников мастерству, - говорят они. - Вопрос метода. Мастерству чего? В нашем случае мастерству творения художественной композиции в движении, инструментом в которой является собственное тело. Важно быть не поводырем для слепого, глухого, а научить его самостоятельно ориентироваться в художественном пространстве. Только настоящее мастерство дает возможность реального контакта с миром на языке творчества. Мы ответственны за то, чтобы, выходя на сцену, они владели своим авторским почерком».

Для кого играют актеры «ПИАНО»? Если смотреть из-за кулис, то, конечно, для себя. С педагогической точки зрения, то, что происходит на сцене - игра, импровизация, многоканальная коммуникация и так далее, - метод арт-терапии в действии. Но мы-то в зрительном зале, и искренне считаем, что маленькие актеры играют для нас. Более того, мы абсолютно правы. Потому что, как любой НАСТОЯЩИЙ театр, «ПИАНО» не существует сам по себе, он жив лишь тогда, когда есть люди, спешащие его видеть.

Его спектакли - живые диалоги актеров со зрителями, да и сами зрители в любой момент могут оказаться на сцене, стать участниками сценического действа, стоит только позволить актерам оторвать тебя от стула, увлечь внутрь спектакля.

Многие признают, что встреча с инвалидами зачастую вызывает некое чувство дискомфорта. Преодолеть подобное восприятие гораздо легче, когда первая встреча происходит в обстановке театра, где слышащая аудитория оказывается в гостях у театра глухих, на их территории. Впечатление от встречи в атмосфере магии театра, тайны не несет ни капли дисгармонии, в ней устанавливаются доброжелательные отношения, основы если не дружбы, то взаимной заинтересованности.

Этот живой интерес легко переходит в чувство уважения, а часто и восхищения, когда вполне здоровые дети видят на сцене глухих сверстников, владеющих мастерством не только актёрского искусства, но в большей степени - мастерством реального преодоления собственных проблем на глазах у зрителей, мастерством ведения творческого диалога с аудиторией, будь то десять человек или битком набитый зал профессионального театра.

Нередко зрители театра «ПИАНО» становятся его учениками, хорошими знакомыми, добрыми друзьями. Кстати «ПИАНО» регулярно проводит для желающих мастер-классы.

«ПИАНО» работает в разных залах и на разных площадках: в Доме актёра и в Доме учителя, в Центре эстетического воспитания и в Центре одарённых детей. Сценой ему служат и актовые залы обычных школ, и школ-интернатов, и детских домов, холлы и палаты больниц. Маленькие глухие актеры везут с собой праздник и щедро делятся им с теми, чья жизнь оказалась не такой щедрой на радости, как хотелось бы.

Их актерский труд носит характер благотворительный в самом взрослом понимании этого слова а ведь это им самим, казалось бы, нужно помогать, опекать, заваливать подарками. По крайней мере, такова первая реакция благополучных взрослых, оказавшихся среди зрителей «ПИАНО». Позднее приходит чувство, что никакими морожеными, шоколадками, телевизорами (что еще можно подарить школе-интернату - вот так, на вскидку?) не измерить силу воздействия этих детей на наше взрослое «я». А еще - возникает желание сделать нечто такое, что реально поможет этим - не детям, нет - АКТЕРАМ. Приходит понимание, что на самом деле - это они помогают нам. Помогают испытать радость от встречи с чудом, острую и пронзительную, почти забытую потерянную в рутине взрослых будней, помогают почувствовать себя живым, способным самозабвенно прыгать, зайчиком и перетягивать воображаемый канат, пусть на миг, но так ощутимо и всецело погрузиться в игру (а может быть, вернуться в собственное детство?). И нам еще предстоит ответить им благодарностью, возможно, всерьёз, задумавшись о том. КАКОЙ должна быть признательность за дар, который не имеет цены.

Алла Балашова

журнал “Деньги и благотворительность”(CAF Россия)

апрель 2005

Поделиться: