Театр "Пиано"

Я сейчас плакала, я плакала сейчас от радости, потому что Вы видели, насколько эти дети счастливы, открыты, выразительны, какое наслаждение они испытывали, оттого что они на сцене. Владимиру Чикишеву, который сделал этих детей, открыл их так, нужно, я считаю, чтобы прозвучали отдельные аплодисменты, потому что это огромная работа! Спасибо!!!

Чулпан Хаматова, заслуженная артистка России,
ведущая актриса театра «Современник»


Этот театр – это нечто особенное. Это то, что попадает глубоко в сердце, это то, что бывает очень редко и это то, что остаётся в памяти навсегда. И когда я их увидела в театре “Современник”, я поняла, что я влюбилась. Я испытала чувство любви. И, конечно, ещё тогда у нас не было на тот момент Фонда, и это родилось чуть позже… эта идея поддержки наших деятелей искусства. Я понимала только одно, что я очень хочу и обязательно встречусь с этими детьми ещё раз.

Мария Миронова, заслуженная артистка России,
актриса театра «Ленком»


Совершенно замечательный театр “Пиано” из Нижнего Новгорода. Я помню всё, как будто это было вчера. Настолько это было сильное-сильное впечатление. Никогда я не испытывала такого восторга – да и не только я, все, кто были на этом вечере – как от того, что показывал нам этот театр “Пиано” под руководством Чикишевых Владимира и Марины. Полный текст

Галина Волчек,
народная артистка СССР,
лауреат Государственной премии СССР и премии Президента РФ,
художественный руководитель Московского театра «Современник».

Вот прошёл год, как мы видели этот уникальный, совершенно замечательный театр “Пиано” из Нижнего Новгорода. И я помню всё, как будто это было вчера. Настолько это было сильное-сильное впечатление. Я до этого много раз видела, как привозили коллективы разные. Это всегда бывает трогательно, здорово, хорошо бывает, и смотришь с умилением на то, как дети с ограниченными возможностями показывают своё действо. Но никогда я не испытывала такого восторга – да и не только я, все, кто были на этом вечере – как от того, что показывал нам этот театр “Пиано” под руководством Чикишевых Владимира и Марины. Это уникальные люди. Когда потом я осталась поговорить с ними, то поняла, что это их жизнь, они ничем больше не заняты в этой жизни, ни своими какими-то делами, ничем. Есть эти дети, из которых они звёзд сделали буквально. Поверить, что эти дети не слышат, что у них нет вот этого органа, который даёт возможность так танцевать, так двигаться, так слышать этот ритм, так заражать своим азартным весельем всех вокруг…

Это какая-то фантастика! Я не просто желаю театру процветания, я всё готова сделать для того, чтобы им помогали все, кто только могут. Все, кто в это трудное время, способны всё-таки понимать, что этой ситуацией, которую мы сегодня переживаем, жизнь, надеюсь, не кончится. И нельзя такой коллектив оставить как бы так… в равнодушном молчании. Заранее благодарю всех тех, кто протянет руку этому грандиозному театру.


Галина Волчек,
народная артистка СССР,
лауреат Государственной премии СССР и премии Президента РФ,
художественный руководитель Московского театра «Современник».

Закрыть

То, что я увидел в театре «Пиано», поразило меня. Серьёзно и ответственно говорю вам: “Вы все замечательные артисты!” Просто необходимо, чтобы в каждом интернате был такой театр, потому что здесь функции театра расширяются. Театр становится семьёй. Вы открыли правду, зерно театрального искусства, и за это я очень вам благодарен. Спасибо! Полный текст

Сергей Гармаш,
народный артист России,
актёр театра“Современник”.
25.03.11

То, что я увидел, хотя это было и не так много, поразило меня. Серьёзно и ответственно говорю вам: «Вы все замечательные артисты!» Говорю, не чтобы вас просто похвалить, нет. Самое трудное и важное в нашей профессии – сказать что-то зрителю без текста, а, возможно, и донести то, что скрывается за текстом. И дело здесь не только в паузах, движениях, взгляде… Всё подчинено настроению актёра. Это всегда очень видно, здесь нет места для неискренности, фальши. И вот в Вашем театре нужное настроение есть. Например, когда я смотрю на старика и старуху, я вижу судьбу каждого из них. То, как бережно они относятся друг к другу, как искренне и не спеша общаются, как он сдувает пылинки с её плеча… В деталях, которые, по сути, безумно дороги для актёра, и заключается его мастерство. Этим настоящее кино отличается от сериала. Вы создаёте спектакль, в котором, с одной стороны, всё понятно, с другой – бездна смысла. Замечательные дети, прекрасный театр, уникальное что-то! Просто необходимо, чтобы в каждом интернате был такой театр, потому что здесь функции театра расширяются. Театр становится семьёй. Вы открыли правду, зерно театрального искусства, и за это я очень вам благодарен. Спасибо!


Сергей Гармаш,
народный артист России,
актёр театра“Современник”.
25.03.11

Закрыть

То, что делают эти дети – это на уровне высочайшего искусства. Каждое их движение! Более того, есть режиссура и есть свобода. Я не знаю, в какой пропорции делятся режиссура и свобода, детей так раскрепостили, что они владеют своими телами на уровне философии, на уровне тайного знания. И все то, что происходит в сочетании музыки, цвета, движения у глухих детей – это на уровне высочайшего обращения ко вселенной.  Полный текст

Михаил Казиник,
музыковед, лектор,
писатель, актёр, режиссёр.

Обращение Михаила Казиника к зрителям на вечере «Гоголевское в музыке»
30 сентября 2013 года в Нижегородской Филармонии
перед выступлением театра «Пиано»

Этим летом в Сочи на фестивале Митяева «Лето- это маленькая жизнь» я познакомился с нижегородским театром «Пиано». Я получил большое удовольствие и совершенное потрясение от выступления этих детей. Жили бы они сейчас в любой другой стране мира, они были бы не просто известны, они бы гастролировали в лучших концертных залах планеты. Ученые писали бы о них диссертации, о том что могут глухие дети при наличии настоящих путеводителей, при наличии специалистов. Какие невидимые возможности имеет человеческий дух, передающийся человеческому телу! Я познакомился с их руководителем Владимиром Чикишевым, с совершенно потрясающей девушкой - неведомой, совершенно с небес спустившейся - с его дочерью, которая занимается с глухими детьми.

То, что делают эти дети – это на уровне высочайшего искусства. Каждое их движение! Более того, есть режиссура и есть свобода. Я не знаю, в какой пропорции делятся режиссура и свобода, детей так раскрепостили, что они владеют своими телами на уровне философии, на уровне тайного знания. И все то, что происходит в сочетании музыки, цвета, движения у глухих детей – это на уровне высочайшего обращения ко вселенной. И даже интересно, что мне приходится в Нижнем Новгороде, где находится этот театр, рассказывать людям о том,что этот театр есть.

Я решил сегодня начать с номера театра «Пиано» не просто так. Дело в том, что здесь я усматриваю, как никогда, великое «Гоголевское» начало. Это улыбка сквозь слезы, это слезы, улыбающиеся на лице, это неведомая радость и печаль, это свобода и ее ограничение, это открытие и взлет, взрыв фантазии в несколько минут, музыка того, что может человеческое тело.

Когда дети закончат, не нужно аплодировать, нужно вот так поднять вверх руки и махать двумя руками - дети увидят - ведь они не слышат, они не слышат. И тем не менее, каждую секунду глядя на них, я в который раз думаю о том, что моя теория «поцелуя удара» проявляется на каждом шагу. Господь целует, пускает в путь, а потом обязательно чего-то лишает для того, чтобы гениальное творчество воцарилось на планете и дало нам божественное тайное знание. Бог лишил этих детей полной, счастливой, нормальной жизни. Он лишил многих гениев, которые подарили нам в результате невидимое знание.

Итак, театр глухих детей - совершенно легендарное «Пиано». Внимание!

Обращение Михаила Казиника к актерам театра «Пиано»

Вам очень повезло в жизни. Вы общаетесь с Богом через ваше тело, через каждое движение рук, пальцев. Вы способны передать то, что не могут сказать никакие слова. Слова всегда меньше, чем движение и чувства. И то, что вы сейчас успели за несколько минут сказать людям в этом зале – это очень, очень много. Вы сделали людей сегодня счастливее, радостнее, и они еще больше верят в то, что человек безграничен в своих возможностях. Спасибо!

Я думаю, дорогие зрители, что вы почувствовали, почему перед «Гоголевским» в искусстве мы показали вам этот практически фрагмент из неореализма, из Филлини, из вечной идеи клоунады и любви, поэзии и надежды.


Михаил Казиник,
музыковед, лектор,
писатель, актёр, режиссёр.
30.09.2013

Закрыть

Театр “Пиано” – это большое потрясение в моей жизни. Они меня заставили плакать. Ничего для этого не делая. Они просто были на сцене, существовали на сцене. Ребята работают абсолютно профессионально, с великолепной отдачей и душой. Полный текст

Тереза Дурова,
народная артистка России,
художественный руководитель Московского театра клоунады.

Театр “Пиано” – это последнее такое большое потрясение в моей жизни. Уверяю Вас, я много поездила, посмотрела, много видела и детских театров, и театров, в которых играют дети, и театров для детей. И вдруг в Нижнем Новгороде на фестивале я увидела “Пиано”. Они меня заставили плакать. Ничего для этого не делая. Они просто были на сцене, существовали на сцене. Я считаю, что это высокопрофессиональный театр, безусловно. Ребята работают абсолютно профессионально, с великолепной отдачей и душой. Я не оцениваю их с позиции, так сказать, недуга. Я оцениваю их с позиции профессионала. Я сама вышла на манеж, когда мне было двенадцать лет, и поэтому все разговоры о том, что сцена или цирковая арена, что это для ребёнка, благо или плохо… Я со своей стороны могу сказать, что это счастье. Это счастье, которое остаётся с тобой на долгие-долгие годы. У этих ребят потрясающее совершенно детство. Во-первых, потому что они вместе. Во-вторых, потому что рядом с ними такие люди, руководители этого театра. Люди с огромным опытом и с великолепным большим сердцем.


Тереза Дурова,
народная артистка России,
художественный руководитель Московского театра клоунады.

Закрыть

В этом замечательном театре рождается новая система воспитания детей, лишенных слуха. Очарован детским творчеством, изумлен их талантом. Не скрываю своего восхищения внушительным трудом Владимира Николаевича и его единомышленников, их безграничной любовью к детям.

То, что вы делаете, – уникально. Это благородное, великое дело. Дети выходят на новую, высшую арену жизни. Это не просто театр – для них это жизнь, и даже если никто их них не станет артистом, все равно у них уже есть хороший жизненный опыт. Я восхищен вашим творчеством! Вы вдохновили своих учеников, дали им необходимые инструменты, которые они могут свободно использовать, чтобы выражать свои чувства, а это то, что мы ищем.

Шалва Амонашвили,

Доктор психологических наук, профессор,

почетный академик Российской академии образования,

руководитель Международного Центра Гуманной Педагогики.


Потрясение, которое я испытал во время выступления театра Пиано невозможно выразить словами. Владимир Чикишев и его команда - Волшебники. Я был свидетелем высокого творческого мастерства. Такое не забывается!

Михаил Казиник,

музыковед, лектор,,

писатель, актёр, режиссёр.


Дети, актеры театра «Пиано» существуют в удивительном эмоциональном балансе, они уверены в себе и очень спокойны. При этом они очень любопытные, живые, в общем – обычные дети. Но обладают, кажется, какой-то мощной внутренней силой. Достоинством, что-ли... Полный текст.

Екатерина Ливергант, корреспондент ТК «Культура»


В одном из буклетов театра «Пиано», где актеры – это неслышащие дети, меня поразила фраза: «Театр – это не страшнее чем жить». Откуда такой драматизм подхода к своему искусству? Наверное, это из-за того, что сам феномен этого небольшого театрального коллектива – в преодолении дисгармонии – и в самих маленьких актерах, и в их отношениях с миром, и в разладе идеала с действительностью. Дети не слышат физического звука, но слышат мир, понимают и любят его. Для того чтобы они становились такими, нужно время и нужны такие удивительные люди, как руководители театра – Владимир и Марина Чикишевы.

Театр "Пиано" работает уже два десятка лет, и за эти годы этот театр, громкоговорящий выразительную тишину, стал участником всевозможных международных фестивалей и конкурсов. Им восхищались в Германии, США, Швейцарии, Бельгии, Австрии, Люксембурге, Чехии, Турции, Финляндии.

Все эти годы располагается он в школе-интернате для глухих детей вдалеке от городского центра на Щелоковском хуторе. Именно здесь рождаются их спектакли и совершается таинство освобождения творческих сил в маленьком человеке, которого природа лишила слуха, но не лишила самой человеческой сути – воспринимать прекрасное и дарить эту душевную красоту людям.

В театре царит любовь и понимание детской души. Недаром его создатели однажды продекламировали:

«Наш сегодняшний день – это

Театр, в котором играют дети, лишенные слуха.

Театр, в котором эти дети играют для всех зрителей, независимо от возраста и языка.

Театр, в котором вместе играют глухие и нормально слышащие дети.

И это не случайно.

Ибо театр, которого могло не быть,

дарит им равные возможности говорить и быть услышанными».

Меня всегда на спектаклях «Пиано» завораживал этот жест, в котором стебельки детских рук – как знак единения, надежды, понимания и дружбы с теми, кто сидит в зале. Мы смотрим и слышим эти руки, которые стали языком маленьких артистов, распахивающих перед нами свои детские души настежь!

Сергей Петрович Чуянов, член Союза писателей России,
заслуженный работник культуры России,
лауреат премии Нижнего Новгорода,
Пушкинской, Горьковской и Чкаловской премий,
многократный лауреат первых премий
Фонда развития народных художественных
промыслов Нижегородской области,
обладатель статуса "Легенда нижегородской журналистики",
Почетный гражданин Городецкого района и Большого Болдина.


Есть еще одна уникальная особенность в работе этих детей и педагогов. Они собирают залы в театрах города, куда привозят детей из других интернатов, детских домов, приютов, в которых дети имеют те же самые травмы душевные. И вот эти дети-актеры своими действиями их терапевтируют лучше, чем наша огромная армия психологов и психотерапевтов. Потому что они так же, как вас сегодня, вовлекают в свое театральное действо этих детей, позволяя им эту радость жизни вместе пережить. Но и сам факт того, что глухие дети на сцене – это убедительный пример реальных возможностей театра в процессе реабилитации этих детей. Когда это ненавязчиво, а художественными приемами – включаются механизмы подражания и там много еще, что можно говорить о психологических механизмах этого влияния, но вообще это – потрясающе!

Елена Волкова – доктор психологических наук, профессор,
директор Нижегородского ресурсного центра «Детство без насилия и жестокости»,
директор института психологии НГПУ


Научить детей свободно существовать на сцене, прислушиваясь к своим собственным импульсам, ассоциациям, фантазии, выражать их с помощью пластики всего своего тела, в непрерывном движении-танце; каким-то чудом выстроить все это многоголосье в некую композицию, дать детям почувствовать возникшую гармонию, подключить зрителей, вовлечь их в пространство спектакля, заразить своей искренностью, игрой и самим играть, играть, играть… Это кажется волшебством. Полный текст.

Елена Воронова, журнал «Карусель»


По сути, театр «Пиано» – экспериментальная площадка, где отрабатывается уникальная по форме и содержанию методика эстетического образования и воспитания глухих детей. И этот эксперимент успешно длится с 1986 года.

Маленькие глухие актеры везут с собой праздник и щедро делятся им с теми, чья жизнь оказалась не такой щедрой на радости, как хотелось бы.

Их актерский труд носит характер благотворительный в самом взрослом понимании этого слова, а ведь это им самим, казалось бы, нужно помогать, опекать, заваливать подарками. По крайней мере, такова первая реакция благополучных взрослых, оказавшихся среди зрителей «Пиано». Позднее приходит чувство, что никакими морожеными, шоколадками, телевизорами (что еще можно подарить школе-интернату – вот так, на вскидку?) не измерить силу воздействия этих детей на наше взрослое «я». А еще – возникает желание сделать нечто такое, что реально поможет этим – не детям, нет – АКТЕРАМ. Приходит понимание, что на самом деле – это они помогают нам. Помогают испытать радость от встречи с чудом, острую и пронзительную, почти забытую потерянную в рутине взрослых будней, помогают почувствовать себя живым, способным самозабвенно прыгать, зайчиком, и перетягивать воображаемый канат, пусть на миг, но так ощутимо и всецело погрузиться в игру (а может быть, вернуться в собственное детство?) И нам еще предстоит ответить им благодарностью, возможно, всерьёз, задумавшись о том, КАКОЙ должна быть признательность за дар, который не имеет цены.

Полный текст.

Алла Балашова, директор по развитию Нижегородской Ассоциации неправительственных некоммерческих организаций «Служение»,
директор НРОО «Служение-НЭКСТ»


Собираясь в Третьяковскую галерею, скачивая фильм Тодоровского или покупая диск с «Временами года» Вивальди, мы преследуем одну и ту же цель — прикоснуться к искусству, искусству настоящему; найти для себя что-то наподобие первовещества этого мира, заключенного в великих творениях. Но со временем человек черствеет или, как бы сказал Достоевский - «привыкает», да и откровенно говоря, в последнее время в большинстве случаев рисуют, пишут, режиссируют и ставят что-то, у чего совсем другие цели и задачи и что не имеет ничего общего с духовным просветлением. И какова же радость и, на самом деле, удивление случайно увидеть на этой размером с целый мир свалке цветущую розу, выращенную рукой ребенка. Полный текст

Евгений Гриб

Собираясь в Третьяковскую галерею, скачивая фильм Тодоровского или покупая диск с «Временами года» Вивальди, мы преследуем одну и ту же цель — прикоснуться к искусству, искусству настоящему; найти для себя что-то наподобие первовещества этого мира, заключенного в великих творениях. Но со временем человек черствеет или, как бы сказал Достоевский - «привыкает», да и откровенно говоря, в последнее время в большинстве случаев рисуют, пишут, режиссируют и ставят что-то, у чего совсем другие цели и задачи и что не имеет ничего общего с духовным просветлением. И какова же радость и, на самом деле, удивление случайно увидеть на этой размером с целый мир свалке цветущую розу, выращенную рукой ребенка.

Он выходит и жестами объясняет, что сейчас поведет тебя в другой мир, но страшно не будет. И сначала ты сомневаешься: «А стоит ли? А зачем? А где смысл?» Но вдруг доносятся звуки непередаваемо прекрасной музыки, руки твоего проводника начинают двигаться, и ты понимаешь, что это ключ, но при этом же осознаешь, что он эту музыку не слышит, потому что создает ее твоя душа, и от этого хочется плакать. На сцене появляются еще дети, и от них ты узнаешь, что это нормально и даже хорошо, и что это только первая ступень очищения — мы еще только входим в этот мир, который все когда-то знали, но теперь, кажется, безвозвратно забыли. Они говорят, что ты у нас гость, и в твоем привычном времени пройдет только час, пока ты будешь здесь, на самом же деле, эти шестьдесят минут уместятся в одну секунду, до которой сожмется целая жизнь.

И первое, что ты должен сделать, если хочешь что-то понять — это сбросить железный хитон со своего сердца и радоваться. И сразу же вокруг появляются десятки детей. Они кричат, танцуют, прыгают, играют с шарами, их так много, что кажется, будто попал к Селенджеру в «Над пропастью во ржи». Поначалу это смущает, хочется закрыть ладонью глаза, но смотришь на руку, а она маленькая-маленькая, и весь ты уменьшился, и тебе снова десять лет, а значит, не болит спина и нет никотиновой зависимости. Ты сидишь на самой макушке яблоневого дерева и ешь красное, слегка подмороженное началом октября яблоко, и так легко, что ты летишь — по-настоящему: машешь своими ладошками-крыльями, и кажется, что тебя не достать.

А почему же кажется, вторят тебе голоса, ведь все так и есть. Ты и сейчас можешь летать. Мы тебя научим. Все исчезает, ты остаешься один и, как какой-нибудь японец, пристально следящий за цветением сакуры, смотришь на улитку. Сначала она одна, но затем появляется вторая, и у них совершенно разная жизнь, прямо как у людей: кто-то с жадностью впитывает в себя знания-яблоки, а кто-то боится или ленится, в итоге так и не превращается в прекрасную бабочку, а возможно не просто бабочку, а в настоящего махаона. И в этот момент как-то так все понимаешь: и как жил, и как надо жить. И самое главное рождается стойкое ощущение, что все будет хорошо, и даже не хорошо, а правильно.

Правильно, ты все понял. Главное, теперь не бойся, потому что у тебя все будет, вот смотри. Становиться темно и слышится море, и я какой-то даже не пожилой, а очень-очень старый, но не ощущаю себя запертым. Я свободен: есть мечта — корабль, любовь — жена, счастье — воспоминания. И настолько светло внутри, что зажмуриваешься, глубоко вздыхаешь, а открываешь глаза уже в своем мире, только он теперь другой.

В театре «Пиано» играют дети, но я не могу сказать, что это детский театр. Нет. Я бы искренне советовал всем взрослым сходить на их постановки, чтобы наконец-то избавиться от своего якобы интеллектуализма и хоть что-то действительно понять и почувствовать.


Евгений Гриб

Закрыть

В театре «Пиано» разворачивающееся перед тобой действо становится очень и очень значимым. Словно к чему-то важному шел всю жизнь, подошел близко-близко, но почему-то остановился. А сейчас – вот оно, совсем рядом. И невозможно не почувствовать, как что-то происходит в душе, словно какая-то сила наполняет тебя всего изнутри. И ты понимаешь, что с этого момента ты уже никогда не будешь прежним.

Это именно театр, со своей драматургией, со своей напряженной внутренней жизнью. Только не артисты исполняют в нем свои роли, а каждый раз вновь и вновь, словно заново, проживается человеческая жизнь, где ощутимо для каждого зрителя пульсирует и нерв всего представления, и всего коллектива, и каждого его участника.

Марина Николаевна Рат, директор гимназии им. А. С. Пушкина,
кандидат педагогических наук.


Научиться слушать тишину – казалось бы, так легко, но легкость эта иллюзорна. Детям и взрослым, привыкшим к ритмам мира звуков, слышать, чувствовать, дышать тишиной помогают неслышащие волшебники – маленькие актеры театра «Пиано».

Вы спросите: «Как это? Неслышащие дети помогают слышащим? Да еще и взрослым?» Да, помогают, и не только услышать тишину, но очистить свою взрослую душу, открыть новый мир, живущий в гармонии красоты и радости. Все это возможно благодаря действующему ныне толерантному проекту «Эхо», осуществленному поразительным и необычным театром «Пиано» при помощи благотворительного фонда поддержки гражданских инициатив «Точка опоры».

Полный текст.

Екатерина Воронина, «Народная газета»


Уважаемый Владимир! Позвольте поблагодарить Вас за проведенный мастер-класс нашей школе. Несомненно, Ваши занятия определенно выстроены и продуманы, чувствуется большой опыт и понимание того, что Вы делаете и к какому результату ведете совместное общение ребят. Вами найден общий и понятный язык для всех! Я ушла с занятий под большим впечатлением!

Оставаться индивидуальностью и познавать в эту минуту свое внутреннее мироощущение, свое место в пространстве, а самое главное, объединиться и почувствовать радость от общения с партнером и с участниками занятий – та суть, которую я, как наблюдатель, определила для себя. И совершенно очевидна большая Ваша любовь к детям, эмоционально энергетический посыл идущий от Вас, а значит и от занятий. Удачи в дальнейшей Вашей работе!

Мария Овчаренко, педагог по сценической речи
ГОУ ЦО №686 «Класс-Центр», г. Москва


Уникальность детского театра «Пиано» состоит не только в том, что его актеры – воспитанники Нижегородской школы-интерната для глухих детей, дети, абсолютно лишенные слуха. Уникальность, пожалуй, в том, что, не зная о болезни этих детей и попав на их спектакли, зритель даже не заподозрит неполноценности маленьких актеров. Сцена настолько преображает их, что зритель плачет, но не от жалости и сострадания, а от того, что ему посчастливилось приобщиться к совершенно новому миру – чудесному миру искусства и творчества, в котором нет привычных звуков, но есть музыка души и открытого сердца, есть искренний детский смех, настоящая светлая радость. Полный текст.

Екатерина Воронина, газета «Рекламный вестник»


Уважаемый Владимир!

Если у меня такая непоколебимая надежда на будущее Вашей многострадальной, чудесной страны, и такая вера в нее, то это именно благодаря таким людям, как Вы, как Ваша супруга, как эти прекрасные, отважные молодые люди, с которыми Вы работаете. В них чувствуется та огромная духовная, добрая сила, которой живет Россия, и которая ее спасет несмотря на всеобщую разруху и на бедственное положение большей части народа – и всегда будет спасать. Какое чудо, что эта сила действует, и какая радость ее ощущать. Спасибо Вам не только за изумительное, бесконечно поэтичное представление, но и за этот опыт. Спасибо Вашей супруге и всем Вашим ученикам и сотрудникам. Я желаю Вам всего, всего самого наилучшего, что можно пожелать друг другу в этой жизни. С уважением и любовью.

Monica Chappuis, Luzern, Швейцария 10 сентября 1999 г.


В «Пиано» не боишься сделать свой выбор. Здесь понимаешь и принимаешь красоту в любых проявлениях. Здесь просто и легко. Глядя на детей, чувствуя их духовную силу, начинаешь верить в возможность счастья для всех. Полный текст.

Вера Кострова, газета «Город и горожане»


«Пиано» – тихо… Но тишина как отсутствие звуков еще не обозначает внутреннюю тишину. Ребята создают свой богатый чувствами и впечатлениями мир. Они сознательно идут по пути внутреннего самосовершенствования. Тот, кто с ними общается, ощущает сильный светлый, положительный заряд, после которого хочется жить…

Л.Сергеева, газета «Утя»


Зал плакал. Зал аплодировал в восхищении. И показывались лица - счастливые, осветившиеся, преображенные. Русских, немцев, швейцарцев, японцев… Все знали, что наши дети, единственные на этом фестивале, не слышат грома аплодисментов. И весь зал выше поднял руки, хлопая в ладоши, выше, выше, над головой, чтобы они видели, чтобы они знали - благодарят…

Марина Самкович, «Нижегородские новости»


«Это поразительно! То, что они показывают на сцене, заставляет плакать! И это не слезы сострадания, или умиления, а слезы очищения», – так описала реакцию зрителей немка Уши тер Веер, преподаватель элементарного танца из Дюссельдорфа, гостья театра «ПИАНО»

Марьяна Лебедева, газета «Свой взгляд»


Эти упражнения открывали нам путь поиска новых возможностей собственного тела, его движения, танца в согласии с душой, эмоциями и духовным опытом. Этот путь оставляет глубокий след.

Тело было для нас основным, главным средством выражения со множеством выразительных возможностей. Наши тела знакомятся друг с другом, помогают друг другу, учат понимать, чувствовать себя и партнеров по сцене. В полном согласии с самим собой рождаются новые возможности, новые средства выражения – это и есть течение жизни. Каждый день новые и новые повороты, каждый день все по-новому. Владимир помогал нам расставаться с привычными штампами мышления, заскорузлыми представлениями о себе, помогал находить в себе источник все новых приспособлений, благодаря которым мы находили в танцевальной игре истинный контакт друг с другом.

Nadin Verner, актриса театра «Marienbad»


А существо наших актеров не в том, ЧЕГО они не могут слышать, а в том, что они УМЕЮТ слушать… Музыка для нас и наших детей – понятие из ряда: СВЕТ, СОЛНЦЕ, ЛЮБОВЬ, МУЗЫКА…

Марина Чикишева, художник-постановщик театра «Пиано»


И впрямь, публика, собравшаяся в тот день в зале, была не совсем обычная. В проходах и проездах стояли каталки. Дети на них лежали, стянутые тугими гипсовыми корсетами.

Необычными были и артисты - ученики школы-интераната глухих детей. Они не могли услышать аплодисментов, которыми награждали их зрители. А жаль. Сила «шквала» измерялась в приличных децибелах. Принимали театр «Пиано» в этот день исключительно тепло, затаив дыхание следя за всем, что происходит на сцене.

Елена Елина, газета «Понедельник»


Спасибо Вам огромное, Вы – наслаждение, которое дарует себя как-то удивительно легко, ласково, обнимающе. Ваши постановки – словно прикосновение к давним, полузабытым детским снам. Ваши спектакли – психотерапевтические релаксационные сеансы. Интересно наблюдать за залом во время Ваших выступлений. Приоткрытые рты (ах, какие костюмы!), задумчивость какая-то на лицах, расширенные, словно удивленные и чего-то непонимающие глаза... Здорово все это! А выставка рисунков Ваших детей уникальная. Потоки света, обрушивающие со стен на тебя заряд своей энергии. Радостно, очень радостно за Ваших детей. Володя, спасибо Вам огромное за Вашу смену, за приоткрытый для нас новый, таинственный, очень добрый мир. Удачи Вам, радости, поддержки.

С уважением и любовью –
Ирина Крикун, ВДЦ «ОРЛЕНОК»


Они не трогают струн гитары, потому что не слышат. Их музыка тиха, но воплощаемые ими образы чувствуешь сразу и сердцем и телом. Это так поразительно, что – вот парадокс! – оглушает. Хлопаешь глазами и не понимаешь поначалу, что же происходит. А когда понимаешь…

«Нам интересен гармоничный мир» – утверждает Владимир Николаевич. Постоянный поиск гармонии – постоянное решение своих конфликтных задач. «Мы корректируем моменты отношений, мы прививаем любовь к свободе выбора…» Здесь не боишься сделать свой выбор. Здесь понимаешь и принимаешь красоту в любых видах. Здесь просто и легко. Так, как говорят «Спасибо!» в «Пиано», не говорят больше нигде, и гостей не везде так встречают. И, кажется, здесь все так безоблачно, но постоянное решение внутренне конфликтных вопросов у ребят – часть этого гармоничного мира, потому что это – противоречивая настоящая жизнь без разрушений и злобы.

Это «Пиано» – тихий мир, где говорят сердцами и открытыми душами, где не боятся искать ответы на вопросы и где воплощают красоту и гармонию каждый день.

Валя Попова, Аня Косыева, газета «УТЯ»


Благодарственное письмо.

Театр Ваш Чудо. Чудо в том, что театр необычен. Актеры в нем глухие дети. Своими талантами, напряженным, терпеливым трудом Вы учите детей тонко воспринимать, понимать и отражать окружающий мир в пластике. И это-ли не Чудо.

Нашей с Вами дружбе – десятилетие. Десять лет добра. Благотворительность Ваша бесценна. Больным детям очень нужна радость. И Вы дарите ее детям Областной детской больницы каждый четверг недели по расписанию, в 15 часов. Дети ждут Вас, тепло принимают ваши мини-спектакли, радуются, родители выражают удивление и восторг. Спасибо Вам.

Вы бываете за рубежом. В свою страну Вы всегда везете успех. Мы, как Ваши друзья, радуемся вместе с Вами, гордимся. Доброй Вам дороги в искусстве и благодетели, дорогие Марина и Володя.

Августа Константиновна Жмойдзяк, областной методист по учебно-воспитательной работе с детьми
в лечебно-профилактических и оздоровительно-воспитательных учреждениях Нижегородской области.


Пиано – это детский театр, в котором глухие дети воплощают музыку в движение. Художественный руководитель Владимир Чикишев убежден, что его артисты музыку понимают, она живет в их сердцах, а он лишь помогает выплеснуться ей наружу, обретя форму – светоносную и утонченную.

Вера Звездова, газета «Нижегородские новости»


Это короли дорог и дождливых сумерек, своих детских снов и разных превращений. Это клоуны, мастера всяческих «штуковин» и «финтифлюшек», маленькие колдуны и колдуньи – господа холодных и теплых ветров в душе человеческой. Это – дети. Это – актеры театра «Пиано»… А зрители этого театра – и дети, и взрослые. И главное чудо то, что на какой-то час все они – и актеры, и зал – живут единым дыханием.

А. Ермолина, газета «Нижегородские новости»


Спасибо Вам, за то, что Вы есть на сцене и в жизни! От Вас исходит свет и тепло, даже если это не в спектакле, а просто пробегает по полянке маленькая Наташа. Спектакли Ваши такие умные и тонкие, такие красивые, что остается только мечтать: пусть бы все дети умели что-нибудь делать так прекрасно, как Вы. А вашу выставку рисунков "ИМПРОВИЗАЦИИ ПОД СОЛНЦЕМ" Детский орден милосердия просто немилосердно забирает у Вас и передает для отправки в Бельгию, где летом будет выставка творческих работ Детского ордена Милосердия.

О.В. Клековкина – редактор журнала «Время колокольчиков», ВДЦ Орленок